cinecon (cinecon) wrote,
cinecon
cinecon

Categories:

Третья мировая

В проекте предполагается участие 13 стран: Япония, Китай, Южная Корея и 10 государств-членов АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины).

Сам факт обсуждения этого вопроса на декабрьском саммите уже представляет собой политическую сенсацию. Ведь еще не так давно, в 1998-1999 годах, сразу после финансового кризиса в Юго-Восточной Азии азиатские страны активно обсуждали вопрос создания единой региональной валюты - азиана. Но тогда этот вопрос благополучно заглох, и более 5 лет об этой идее ничего не было слышно. И вот сейчас новый поворот: вместо азиан - АКЮ по аналогии с первой общеевропейской денежной единицей - ЭКЮ.

Обсуждать технические параметры, диапазон распространения, "корзинный", наднациональный или единый для всех вариант введения новой азиатской валюты не имеет смысла. Решение этих вопросов начнется только в декабре и продлится не менее трех лет. Гораздо важнее понять, что столь радикально изменилось за последние пять-шесть лет в Восточной и Юго-Восточной Азии. Что произошло, почему вопрос, к решению которого и не знали, как подступиться в 1998-1999 годах, сегодня вновь включен в повестку дня?

В первую очередь изменился Китай. Из его международной политики полностью выветрились прежние отголоски великоханьского национализма времен китайской агрессии против Вьетнама в феврале 1979 года. Все последние годы Китай методично сглаживал межэтнические, территориальные и прочие разногласия между странами региона.

Прорывным в этом смысле для Китая стал 2002 год. Тогда Китай подписал рамочное соглашение с АСЕАН о всестороннем экономическом сотрудничестве; подписал Декларацию о поведении в Южно-Китайском море, предусматривающую неприменение силы при разрешении конфликтов из-за спорных территорий и акваторий; полностью урегулировал с Вьетнамом вопрос о приграничных спорных территориях, включая демаркацию границы, подписание карт и разминирование минных полей, оставшихся с 1979 года.

Последовательная реализация мер доверия продолжилась и в последующие годы. В октябре 2003 года Китай присоединяется к соглашению стран АСЕАН о мирных отношениях и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии и принимает на себя обязательства по действию на территории Китая инструментария данного соглашения. На 2003 год приходится и прорыв в области китайско-индийских отношений по вопросу спорных территорий в Тибете.

Итог: Китай сегодня -это уже региональная сверхдержава, которая выступает признанным международным посредником в зоне конфликтов. Не менее заметна роль Китая и в застарелых межэтнических конфликтах. В 2003 году на одной из комиссий по АСЕАН Япония добивалась включения в текст совместного заявления нескольких фраз о национальном характере корейцев. Представитель Китая (не член АСЕАН, а лишь сотрудничающий по формуле "10+3") добился исключения этого абзаца.

Подобный внешнеполитический прорыв Китая стал возможен благодаря двум обстоятельствам, во-первых, тому, что экономика Китая не была затронута мирным валютно-финансовым кризисом 1997-1998 годов, а во-вторых, из-за известного инцидента 2001 года с американским самолетом-разведчиком, который был посажен китайскими истребителями на острове Ханьнань, разобран до винтика и отправлен обратно в США в брюхе российского Ан-124 "Руслан" компании "Волга-Днепр". Отклик соседей Китая на это событие не заставил себя ждать: ведь в регионе появилась сила, способная заставить считаться с собой даже США.

Создавая АКЮ, Китай преследует собственные цели, добиться которых он не может десятилетиями. Первая из них связана с Тайванем, получившим независимость в 1949 году. Если единая валюта будет введена, то островное китайское государство не сможет долго оставаться в стороне от мейнстрима. А значит, и реализация лозунга: "Одна страна - две системы" превращается в бесконфликтный рутинный процесс, сроки которого будут определяться сроками введения АКЮ.

Вторая цель возникла в июле 1997 года в момент перехода Гонконга под юрисдикцию Китая. Англия обусловила эту передачу одним малоприемлемым для Китая условием - сохранением на 50 лет независимой системы Гонконга на основе гонконгского доллара. Напомним, что именно эта валюта уже более 50 лет служит в качестве резервной для стран Юго-Восточной Азии. И втягивание ее в сферу АКЮ ничуть не противоречит англо-китайским договоренностям 1997 года.

Третья цель обрисовалась не так давно, примерно 2-3 года назад началось давление стран Запада, и в первую очередь США на Китай, чтобы тот провел так называемую ревальвацию юаня. Хотя именно низкий курс китайских денег к доллару при низкой зарплате и низком прожиточном уровне - это и есть один из секретов китайского чуда. Проголосуй Китай за дорогой юань, и он тут же растеряет свои конкурентные преимущества на внешних рынках. Но у Запада есть эффективные, но пока не задействованные средства давления. Как известно, Китай - член Всемирной торговой организации (ВТО). А сейчас ВТО активно разрабатывает вопросы социального демпинга (низкая зарплата по сравнению с Западом при той же производительности труда) и экологического демпинга (отсутствие расходов на защиту окружающей среды; здесь у Китая также не все в порядке).

Ловушка расставлена, но вот когда она захлопнется? До тех пор, пока Китай и вся Юго-Восточная Азия исправно вкладывают свои валютные резервы в доллары и инвестируют эти доллары в облигации федерального казначейства США, нет смысла захлопывать ловушку. Поэтому и переговоры о социальном демпинге тянутся с 2001 года (министерская сессия ВТО в Дохе) ни шатко ни валко. Но с помощью Японии и стран АСЕАН ловушку можно разрушить, не дав принять ВТО соответствующее решение.

Так что интерес Китая к идее АКЮ более чем очевиден, как очевидны и те меры, которыми он вовлекал в процесс страны АСЕАН.

Гораздо сложнее понять мотивы Японии. Главный инициатор создания первой азиатской валюты азиана и Азиатского валютного фонда, Япония под давлением США тихо похоронила эту идею уже в 1999 году. Тогда валютные резервы Японии составляли около 400 млрд. долларов США, что, по современным меркам, не так уж и много. Но сейчас приближаются к триллиону. Китай имел тогда немного более 100 млрд. долларов (меньше, чем сейчас у России), но по итогам этого года его резервы могут перевалить за полтриллиона. Как вариант (а возможны и другие) можно предложить такую версию событий. После того как Япония наконец-то накопила триллион долларов, там, похоже, начинают приходить к выводу, что, скупая доллары, она просто оплачивает дефицит бюджета и торгового баланса США, которые находятся в полной уверенности, что мировой рынок проглотит в свой оборот и свои накопления очередные напечатанные 500-600 млрд. долларов в год.

Так что финансовые антидолларовые интересы Японии и Китая, двух ведущих стран Восточной и Юго-Восточной Азии, удивительным образом сходятся. Поэтому проект конвертации неудавшегося азиана в новенькое АКЮ может стать вполне реальным. Появление азиатской мировой валюты подтвердит прогнозы, прозвучавшие во время недавнего Мирового экономического форума в Москве, что в ближайшее время экономический центр тяжести все больше будет смещаться на Восток. А через несколько десятилетий понятие абсолютного мирового лидерства в экономике исчезнет вообще.

Tags: ВТО, Китай, США, Япония
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments