cinecon

Categories:

К 100-летию компартии Китая (КПК)

    Заголовок – это лишь информационный повод для написания материала. Объять необъятное мне не под силу. С этим мог бы справиться Владимир Никифоров, крупнейший советский китаевед, если бы дожил до наших дней. Ну, или Институт Дальнего Востока РАН, народу там хватает. Хотя особых надежд на ИДВ нет, привычка постфактум описывать и анализировать сложившиеся тренды, выдавая эти результаты за научные труды,  очень глубоко укоренилась в нашем научном сообществе. По этим научным меркам (здесь речь не только о ИДВ, а обо всей гуманитарной сфере РАН) любой бигдата-аналитик из крупной компании, который выдаёт подобные результаты каждые 2-3 недели, заслуживает, как минимум, звание членкора РАН. Но это преамбула, теперь за дело. 

    Парадную витрину прекрасных российско-китайских отношений все мы хорошо видим. Но всё ли так хорошо в них на самом деле?  

    Начнём с атомной энергетики. Вот здесь,- https://www.atomic-energy.ru/SMI/2018/02/16/83422,- очень подробная справка по китайским АЭС.  На чуть устарела, но отлично демонстрирует  как административно-местническую, так и инженерную логику трёх китайских ядерных компаний. Пекинский, шанхайский и гуаньдунский кланы создали себе по компании, и каждая из них опирается на разные технологии вчерашнего дня – французскую, американскую и канадскую. В Китае из 50 действующих энергоблоков на 17 АЭС по нашим технологиям построено всего два. Понятно, что никто из западных контрагентов Китая и не думает забирать радиоактивные отходы к себе на переработку. Пример Фокусимы с хранилищем на крыше энергоблока китайцев ничему не научил. Но их логика понятна, пустынь на северо-востоке много, сложим там отработанные твэлы под навесиком и не будем заморачиваться. О внуках, ураганах и землетрясениях китайцы не думают.

    Плавучая АЭС «Ломоносов» строилась с явным прицелом на серию и китайский рынок. Две прекрасных реки, уйма населённых пунктов, простая логистика. Должно было сработать, но не сработало. Сначала китайцы полезли играть в обгонялки со своим проектом плавучей АЭС, но быстро поняли, что заковырялись и проект забросили. И потом решили обойтись без плавучих АЭС, наклепав за последние семь лет 35 энергоблоков. Теперь они со своим «Драконом 1» активно конкурируют с нашим ВВЭР-1200 на мировом рынке и даже добиваются успеха (Аргентина, Судан, Иран). И даже строят планы, начиная с 2025 года, строить в других странах по 30 энергоблоков в год. А тем временем наш реактор активно изучается китайскими специалистами в Белоруссии. Китайская практика «побыстрее и подешевле» пока даёт свои плоды. Но  покупатели китайского ядерного ширпотреба лет через 8-10, когда подойдёт время перезагружаться, поймут, как их поимели. А когда поймут, выбор у них будет простой: или строить хранилище ОЯТ у себя, и потом всю оставшуюся жизнь с ним мучиться, или добавить денег и слёзно просить Россию, чтобы забрала отработанное топливо. И всё это кто-то должен  объяснять покупателям китайских энергоблоков. 

А ведь Россия и Китай могли бы очень плодотворно сотрудничать на этом рынке. Китайцы кредитуют, китайцы строят, а строят они быстро. Но строят хорошо (с ловушкой для активной зоны), но по нашим проектам, с нашим оборудованием  и под нашим технадзором. На одной площадке два-три ВВЭР-1200 и реактор-размножитель. Все отходы, а в этой схеме их будет совсем мало, всего 3,5-4% от начальной загрузки, Россия обязуется забрать. А теперь чуть-чуть помечтаем. Россия и Китай построили в мире много-много АЭС, каждая с реактором-размножителем. Но отходы этих станций очень плохие – высокоактивные и долгоживущие. А может их вообще не захоранивать, а загрузить в сверхтяжелую «Ангару» и отправить на солнце?  Тут точно есть, над чем инженерам подумать. 

А теперь исторический факт, за который Китай нам должен быть век благодарен. За давностью лет точную дату не назову, толи 1965, толи 1966 год, не позже, договора о нераспространении ядерного оружия ещё нет. В 1964 году Китай взрывает свою первую бомбу, он не участник договора о запрете испытаний в трёх средах. В 1965 году прогремел взрыв бомбы, сброшенной с бомбардировщика. И тут до американцев доходит, что происходит, и они, по хитрым каналам спецслужб, обращаются к СССР со следующим предложением: США бомбят все объекты китайской ядерной программы и превращают их в руины, это стоит 240 тыс. долларов (зачем американцы назвали точную сумму не пойму до сих пор, но цифру помню точно), СССР делает вид, что ничего страшного не произошло и не поднимает скандал в ООН. Отношения СССР и Китая тогда были просто отвратительные, хуже некуда, Китай не член ООН, у него нет никакой международной трибуны. У американцев всё может получиться, но Союз ответил твёрдым «нет». На чувство признательности от Китая СССР тогда точно не рассчитывал.  

      Теперь об авиации. На советских подарках 1950-х годов в виде лицензий, технологий и заводов останавливаться не буду. Что сейчас? Сейчас есть совместный проект CR929, дальнемагистральный широкофюзеляжный самолёт на 300-350 мест. Россия отвечает за двигатель и крыло. Китай за фюзеляж, но пока там есть только центроплан, без носа и хвоста. У нас есть крыло, вот только делать его негде. К тому же его очень сложно перевозить, очень похоже, что придётся строить новый завод с удобной логистикой до Шанхая. Проблема и с двигателем для CR929,  самолёту нужен двигатель с тягой в 30-35 тонн. И это только ПД-35 с заявленными 35-ю тоннами. Мы уже заковырялись и с ПД-14 для МС-21, и с ПС-90 с его 16-ю тоннами. И есть риск, что китайцы откажутся от нашего движка и прицепят новомодный Ролс Ройс Тренд с тягой в 24-40 тонн, варьируемой на заводе. И по-своему будут правы, наши проблемы их не интересуют. И сказать нам будет нечего, ведь нас тут же ткнут носом в МС-21, который летает на Прайт Уитни и ждёт не дождётся свой ПД-14. А англичане уже на низком старте, и новый завод по производству этих двигателей построили в Сингапуре, у Китая под носом. Эта проблема осложняется ещё и тем, что ПД-35 необходим для ИЛ 96-400, другого не дано. И только крупная серия этих двигателей даёт хорошую рентабельность для двух самолётов. Мне видится только один выход из этой ситуации. Пойти на широкое сотрудничество с Китаем сразу по обоим самолётам. Предложить им как минимум блокпакет акций и в Пермских моторах, и в ВАСО и создать авиационный концерн, который будет занимать сбытом этих самолётов, и CR929, и ИЛ 96-400,  на мировом рынке. Можно пойти и ещё дальше, отдать им салон и авионику ИЛ 96-400, т.е. создать своего рода тюнинговую фирму, которая будет подгонять каждый экземпляр под нужды конкретного заказчика. Китайцы это сделают лучше и дешевле, чем мы. А средства, вырученные за акции наших предприятий, необходимо направить только на доработку ПД-35, этот двигатель был нужен вчера. Такие перспективы для Китая явно побьют английские козыри. Предвижу вопрос по НК-93, но ответить на него не готов. Старые ошибки задним числом не исправишь.

    Геополитическое сотрудничество, внешне складывается впечатление, что в этом вопросе у нас полный порядок, и в ООН одинаково голосуем, и против американских санкций одинаково сражаемся. Но за всякой видимостью скрывается сущность. А она такова, что количество взаимных обидок просто зашкаливает, начиная от стародавних, когда Мао просил у Хрущёва технологии строительства ядерных подлодок, до совсем недавних – позиции Китая по Крыму и по Севморпути. А самая свежая – военно-морская база России в Судане. Для России эта база – вторая пробка-затычка для Суэцкого канала. Первая – это Тартус в Сирии. Это быстрый выход в Индийский океан. Это другой геополитический вес страны. Китаю эта база не нужна, у них уже есть рядышком своя, в Джибути. Но Судан – это китайская полуколония, все местные президенты которой ездят в Пекин на поклон. Ну и побираться заодно. Китай мог пальцем пошевелить, и у нас была бы нужная база. Но в Судане «вдруг» сменился президент, и договорённости о базе были аннулированы. За что Китай нас лечит, судить не берусь, может быть за Амурский ГПЗ. А может быть за что-то другое, типа контрактов с Индией и Вьетнамом, вариантов здесь много.

    Китай не готов ради нашего Крыма ссориться с Европой и США. Мы не готовы ради китайских Спратли ссориться с Вьетнамом, Индонезией и Филиппинами, или поощрять антииндийские контакты Китая с Пакистаном. И это данность, с которой придётся жить.

     Военно-техническое сотрудничество. Оно, по сути, свёрнуто. Китай стремится к полной автаркии в оборонных вопросах, и во многом преуспел. Но если чуть подумать, то пара направлений для сотрудничества имеется. Китаю хочется иметь атомный подводный флот – нет проблем. Вот вам новейший корпус с новейшим реактором, и набивайте его, чем хотите. Но контракт должен быть не на один единственный экземпляр, а на 8-10 штук. Свою базу в Санье (другого места кроме своего лучшего курорта они не нашли) китайцы готовят для 20 лодок. Хотя и здесь могут надуть, купят 2-3, разберут до винтика, а потом скажут, что им больше и не надо. Здесь нужны железобетонные гарантии. Эта же схема примеряется к ТУ-160, вот вам борт с движками, а дальше вооружайтесь, как хотите. Только серия должна быть минимум из 15-20 бортов и с серьёзными гарантиями. Это очень простая логика: вот вам грузовик, чем хотите грузите, куда хотите везите.

    Микроэлектроника. Тут мы отстали навсегда, и без Китая нам не обойтись. Китай поставил себе амбициозную задачу перепрыгнуть через все ступеньки технологий и к 2025 году разработать чип с технологией в 2-3 нанометра.   Но не просто чип-процессор, а ещё и с SSR-памятью на один петабайт. Интел пока возится с технологией в 10 нанометров,  результаты есть, но до серии ещё далековато. Реально такие чипы в 10 нанометров есть у тайваньской TSMC, которая уже замахивается на технологию в 1 нанометр. Но Китай на корню скупил почти всех специалистов TSMC, по разным оценкам от 4 до 6 тыс. человек. Вот здесь подробная справка по этой компании: https://vc.ru/tech/225444-vazhneyshaya-kompaniya-v-mire-o-kotoroy-malo-kto-slyshal-glavnoe-o-tsmc-chi-mikroshemy-stoyat-v-tehnike-i-avtomobilyah , так что не думаю, что все её великие планы сбудутся. А нам придётся придумывать какой-то сладкий пряник для Китая, чтобы сполна воспользоваться его предстоящим прорывом в микроэлектронике. 

   Китай на протяжении всей мировой истории был отдельной планетой, недоступной, непонятной и самозамкнутой. Римская империя на пике могущества имела примерно 50 миллионов населения, в Китае в это время было больше 300 и полдюжины городов-миллионников. В начале  XV века Китай попробовал расширить свои представления о мире и отправил в путешествие огромный флот адмирала Чжэн Хэ. Но через 15 лет понял, что вокруг все варвары, и проект закрыл, замкнувшись в своей автаркии ещё почти на 250 лет.  Запрет на морскую торговлю был снят только в 1684 году. Это не экскурс в историю Китая, это поиск истоков формирования национального характера. Лозунг «у нас всё есть, нам ничего не надо» в конце XIX века, когда Китай уже весь трещал по швам, будет повторять даже императрица Циси. Иметь у себя всё своё – это уже въелось в подсознание. Англичане ломали этот стереотип с помощью опиума. 

   После второй опиумной войны весь южный Китай фактически оказался под английским протекторатом. Но сил ввести на этой территории оккупационный режим у Англии не было. И она поступила просто и мудро – стала назначать всюду своих судей, конечно же китайской национальности. Кстати, сейчас это же делается на Украине. Поскольку китайцы никакой справедливости в делах с англичанами добиться не могли, у них быстро родился национальный вид спорта – обмани англичанина. Чуть позже он переродился в черту национального характера «надуй европейца». Это именно приобретённая черта, которой не существовало до XIX века. В XVII – XVIII веках, когда мода на шинуазри в Европе только набирала силу (её пик придётся на XIX век), торговля Китая с Европой шла совершенно естественным путем, Европа платила золотом и серебром за шелк, фарфор и экзотику. А Китаю не нужно было ничего. В XX веке многие западные исследователи почему-то решили, что Европа в этот период проводила по отношению Китая грабительскую политику. Но это не так, для Китая это было нормальное, рентабельное производство и выгодная торговля. 

    Ну а сегодня мы имеем лишь то, что породил предшествующий исторический опыт. Продать что ни будь Китаю крайне сложно, даже очень нужное им сырьё. Просто напомню, в начале 2000-х годов, когда пошли первые разговоры о «Силе Сибири», китайцы долго настаивали на цене в 40 долл. по формуле «бери или плати». Сегодня цена за 1000 кубов в портах ЮВА, по-моему, перевалила за 500 долларов.  Можно вспомнить и Трампа, и его скандалы по поводу экспорта американского продовольствия в Китай.

   Вот такой у нас партнёр, сосед и в чём-то соперник. И нам нужно крепенько подумать, как это соседство обернуть себе на пользу. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded