cinecon

Categories:

Три дороги от камня коронокризиса

Это продолжение предыдущего материала в той его части, где говорится о путях минимизации экономических потерь.

   Первый подробно изложен здесь: https://www.warandpeace.ru/ru/analysis/view/148152/. Спасибо  Spydell, что всё толково разжевал. Итоговая цель того, что делают США  под короновирусным предлогом,  совершенно понятна.  Исполнить старую задумку Трампа, прокрутить очередной инфляционный цикл и получить односторонние торговые преимущества. По этому плану ФРС впрыскивает в экономику 2,3 трлн. долларов, которые разбиты на две кучки. Первая, в два триллиона, целиком идёт на поддержку фондового рынка, на выкуп с рынка падающих акций и облигаций, включая мусорные. Вторая, в 300 млрд. долларов, идёт на поддержку малого и среднего бизнеса. По ссылке этот сюжет блестяще расписан. Из второй кучки 20 млрд. долларов уже роздано.  Специальных мер по спасению людей программа не предусматривает. 

   Но кроме итоговой цели есть и промежуточные. Первая, это спасение фондового рынка от обвала и сохранение за США титула страны–убежища последней инстанции. Инвесторам говорят, никуда бежать не надо, у нас всё в порядке. Вторая, ни в коем случае не допустить образования в экономике каскада неплатежей, который могла бы породить низовая сфера услуг. Вот и вся логика, с самого верха и по самым низам экономической иерархии.

   У России нет проблем с фондовым рынком, инвесторы и так время от времени устраивают массовое бегство, этим вторая и третья дорожки и отличаются от первой.

 У России нет проблем с фондовым рынком, инвесторы и так время от времени устраивают массовое бегство, этим вторая и третья дорожки и отличаются от первой.решения. Наш премьер – это прекрасный компьютерщик и мощнейший организатор. Но он не экономист, тем более не макроэкономист. Реальная административно-экономическая власть сосредоточена в руках первого вице-премьера Андрея Белоусова и министра финансов Антона Силуанова. Первый из них чистый теоретик, коим он всегда и был, второй – абсолютно практичный бухгалтер, без своего видения проблем, но чётко выполняющий указания, если деньги есть, или известно, где их раздобыть. И так же чётко отвечающий, что денег нет, если их действительно нет. Но им обоим нужен подносчик снарядов -  а какую тему обсуждаем и куда стреляем. Эту функцию и взял на себя Максим  Решетников. 

   Функция мозгового центра крайне ответственна, ибо цена ошибок может быть огромной. Да и сами идеи нужно откуда-то черпать. И в ход идёт стандартный бюрократический приём: встречи с Деловой Россией, Опорой и РСПП, что ни будь бизнесмены, да подскажут.  В РСПП министру вежливо объяснили, что ничего от правительства крупняку не надо. А если будет надо, то они сами с усами и без него обойдутся. А вот Деловая Россия и Опора стали хором исполнять арию «У кого чего болит». Но когда из этого разноголосого хора выдёргивается какая-то мысль, министру всегда приходится учитывать, что финансовая парадигма в России устроена таким образом, что ФНБ, который создавали Кудрин и Силуанов – это святое, сакральное, и трогать его крайне не желательно. Вот и появляются у нас странные полумеры, внешне похожие на вторую кучку из американской программы, но с другим знаком. Если там – вот вам выручка за три месяца, но платите за всё, то у нас – отсрочки, рассрочки, мораторий на банкротство (не дай Бог, людей уволите), поручения банкам выдавать кредиты под гарантии ВЭБа, субсидии на не уволенных, но реально безработных, в размере МРОТ в 12 тысяч, и даже, что меня умилило, разрешение относить на себестоимость закупленные средства индивидуальной защиты для персонала.

   Из чего исходит именно такая логика нашего правительства? Вот прямая цитата из интервью М. Решетникова: «ему (он имеет ввиду малый и средний бизнес) потом будет очень сложно восстановиться». Я не могу с этим согласиться. Это самый быстрый и самый мобильный бизнес. При отмене карантина и появлении спроса он восстановится за неделю.

   Может ли эта колея второго пути принести желаемый результат? Теоретически может, в этом у меня особых сомнений нет. Может, но при условии железной дисциплины субъектов рынка. И при наличии топора и гильотины в руках государства. Но обязательно будут и побочные результаты, которые пока не анализируются, но мне уже очевидны.

   Первый, и самый страшный для экономики, это расползание концентров неплатежей. Никаких шлагбаумов на этом пути меры правительства не предусматривают. И когда это случится, правительству придётся звать на помощь Виктора Геращенко, дабы он поделился своим опытом осени 1998 года. 

   Второй побочный результат правительственной схемы, это создание условий для массовых злоупотреблений, которыми будут грешить субъекты рынка. Уж слишком много лазеек открывается. Специально не буду их расписывать, дабы никого не учить. Но в голове сходу 5-6 схем вертится.

   Ну и третий, административные издержки. Они будут расти, как снежный ком. По мере своего углубления кризис будет захватывать всё новые и новые отрасли. Предвижу, что РЖД и авиаперевозчики прибегут в правительство в ближайшие две недели. А следом подтянутся  и энергетики, и нефтянка. Да и банки взвоют из-за неплательщиков по ипотеке. И все будут в разной форме требовать для себя поблажек. Не завидую я правительственным чиновникам. На всех не напасёшься. А не проще ли было бы, по американской схеме, сразу, на низовом звене иерархии, дать субъектам рынка столько денег, чтобы хватило на все платежи ровно на три месяца?  Закончится этот процесс точно по Черномырдину: «хотели, как лучше, а получилось – как всегда». Ну а дальше откроется простор для Убэпов, прокуратуры и СК. Им будет, где разгуляться. Тут будет куда хлеще, чем космодром «Восточный».

   Путь третий. Он достаточно подробно изложен в предыдущем посте. Повторяться не буду, но внесу коррективы. Как меня справедливо критиковали, компания при увольнении работника должна выплатить ему двухмесячное выходное пособие. А если увольнять всех, то у работодателя свободных средств наверняка не хватит. Без пособия можно уволить всех только через банкротство, но на него введён мораторий. Это противоречие легко разрешается с помощью указа Президента, которым вводится термин «временно безработный», или «короновирусный безработный». И этот  безработный должен получать не 12 , а минимум 20 тыс. рублей в первые три месяца. А дальше пусть решает сам, или возвращается на прежнюю работу, или находит новую или оформляет статус официально безработного. Люди должны иметь реальную свободу экономического выбора. Не только правительства находятся перед непростым выбором: здоровье людей (и падение ВВП) или доходы казны, а люди – ну как ни будь. Перед похожим выбором стоят и люди: или карантин и снижение жизненного уровня, или погоня за достатком с риском для здоровья. 

   Жизнь расставит всё по своим местам, и уже осенью будет ясно, насколько эффективны меры нашего правительства.
   P.S. Вне темы, просто накипело. Замдиректора ИМЭМО и завкафедрой мировой экономики ЭФ МГУ Сергей Афонцев 17 апреля прочитал онлайнлекцию об экономических последствиях пандемии. Лекция состояла из шести слайдов МВФ, двух от S&P и одного от Блумберг. А где собственные мысли и предложения, где российская специфика, где оценка действий российских властей? Или наши членкоры от экономики умеют только чужие задники пересказывать?  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded