cinecon

Categories:

Китай и США Опыт ретроспективного анализа

   Пик  американо-китайского лобызания пришелся на середину 80-х годов. Китай, начиная с 1974 года ( а не с 1978, как принято думать),  тупо копировал южнокорейскую модель экономического развития времён 60-х и 70-х годов. Но каждые 6-7 лет объём ВВП удваивался.  Полугодовой китайский майдан на площади Тяньаньмэнь в 1989 году лобызания закончил, но на экономические отношения это никак не повлияло. Торговый профицит Китая превращался в американские UST, и все были довольны.Первые признаки изменения китайского мироощущения относятся к лету 1997 года, когда Китай получил контроль над Гонконгом. Международная банковская сеть гонконгского доллара  и традиционно-европейская бизнесскультура  предпринимателей из Гонконга позволила Китаю быстро стать самостоятельным понтёром на мировых рынках, избавившись от роли мастерской, входы – выходы которой через Свободные экономические зоны контролировали международные компании. И это не осталось незамеченным.

    В период азиатского экономического кризиса 1997-1998 годов я отчетливо видел попытки западных СМИ раскачать ситуацию в Китае. В ход были пущены все дежурные шаблоны – и обвал фондового рынка, который неминуем, и банковский кризис из-за токсичных кредитов, и устаревшая промышленность, и даже ожидаемая гиперинфляция. Ничего не помогло, распространить кризис на Китай не получилось. А из всех этих предсказаний на четверть мизинца сбылось только одно, в 1999 году Китай действительно подцепил инфляцию в 14% годовых, что на фоне 90-процентной монетизации ВВП вовсе не удивительно. Эта проблема была быстро решена путём  перехода с традиционно-кейнсианского на неокейнсианское макроэкономическое регулирование, которым Китай и руководствуется по сей день. Инфляцию 2007 года в 6,58% я вообще считаю импортируемой, а не виной китайских властей, ибо она всего лишь следствие общего перегрева мировой экономики в 2007-2008 годах.


   К панамскому каналу Китай присматривался давно, вполне обоснованно рассматривая его как страховку от вероятного перекрытия Ормузского пролива. Прорыв в этом направлении произошел всё в том же 1997 году, когда некая гонконгская (читай – китайская)  фирма получила права на оперативное управление каналом. А после окончательного перехода канала под панамскую юрисдикцию в 2001 году (могу ошибаться, точно не помню)  на Панаму пролился маленький золотой дождь примерно в 40-50 млрд. долларов, который китайцы, по сути,  тратили сами на себя, радикально модернизируя канал. Новая система шлюзов для большегрузных кораблей позволяет теперь пропускать нефтетанкеры  водоизмещением в 170 тыс. тонн.  Ормузский пролив за эти годы так и не был перекрыт, хотя пару раз висел на волоске, но китайская страховка всё равно пригодилась. После наложения санкций на Иран Китай быстро сократил потребление персидской нефти, которую заместил в своём балансе венесуэльской. 


    Когда-то давным давно, в 2013 году, я опубликовал материал «Китайский тупик» (https://cinecon.livejournal.com/6470.html), в котором три части. Тот материал так же был в значительной степени ретроспективным, и в нём анализировалась проблема избыточного накопления Китаем валютных резервов, которые в 2010-2011 годах превышали два триллиона долларов. А сегодня только прямые инвестиции КНР за рубежом превышают 2,2 трлн. долларов, увеличиваясь ежегодно на 450-500 миллиардов.  Меры, предпринятые Китаем для избавления от убыточных резервов, в том материале были подробно расписаны. Но они были явно недостаточны.  Ибо это были по большей части просто коммерческие проекты.  И Китай, понимая это, переориентировался на международные инфраструктурные проекты. За 2010-е годы были скуплены: марсельский и афинский (Пирей) порты, отстроен порт Гвадар на самом западе Пакистана на выходе из Ормузского пролива и напротив Маската, в Шри Ланке прикуплен порт Хамбантота на самом юге острова, чтобы кораблям крюки в Коломбо не  делать, в Джибути построен порт и военно-морская база, и проложена железная дорога между Аддис-Абебой и Джибути, а  это, между прочим, Африканский Рог и вход в Красное море. Китайская логика здесь полностью очевидна, уж если Суэцкий канал не даётся в руки, то давайте будем контролировать его с другой стороны. В Камбодже уже строится аэродром и идут переговоры по порту  Реам в Сиамском заливе, который  Китаю пока не очень-то и нужен. Построить ж/д из Южного Китая в Реам практически не возможно, так что коммерческого значения он иметь не будет, но если возникнет канал из залива в Андамандское море, то этот порт здорово пригодится.


   Ну и, вишенкой на торте, Мальдивы.  Драка за них между Индией и Китаем идёт уже почти 10 лет, причём в весьма острой форме, вплоть до призывов из Нью-Дели послать на острова индийский спецназ и скинуть пропекинское правительство. И сейчас стало понятно, что шансов у Индии совсем немного. Победу Китаю принесли его туристы. За 10 лет китайский турпоток на Мальдивы увеличился почти в 10 раз. В этом году их ожидается примерно 450-480 тысяч, при общем количестве туристов в 1,1-1,2 млн. человек. Мальдивцы явно не грузины и не будут кусать руку дающего.  Так что слухи, что Китай уже получил 15-17 островков на юге гряды, скоро вполне могут обернуться межправительственным  соглашением.  И если это случится, то форпост США в Индийском океане, остров Диего Гарсия, рискует оказаться не только под пристальным китайским наблюдением, но и перерезанными коммуникациями в Европу.


   Но успехи Китая не следует переоценивать.  «Жемчужное ожерелье», - морской аналог Великого шёлкового пути,-  далеко от завершения. Самой крупной жемчужиной  в этом ожерелье должен был стать канал Кра из Сиамского залива в Андаманское море, сокращающий путь из Шанхая в Суэц на 1200 км.  Разговоры о нём идут уже 25 лет, в Таиланде из-за этого канала даже скинули прокитайского премьер-министра, а воз и ныне там. Похоже, что американский шлагбаум в Таиланде из деревянного превратился в железобетонный.  Хотя  мне такая логика американцев представляется ущербной. Маршрут из Кра в Шри Ланку проходит вплотную к южной оконечности Андаманских  и Никобарских островов, которые принадлежат Индии.  Уверен, что для США не составило бы большого труда договориться с Индией о создании на одном из южных островков уменьшенной копии базы на Диего Гарсии. И пускай себе канал Кра работает на благо мировой экономики.   Ведь китайское ожерелье в этом сценарии будет изначально зажато в клещи с Севера и с Юга.


   Но, проигрывая в Таиланде, Китай навёрстывает упущенное в Мьянме. С 2013 года через территорию этой страны проходит газопровод в Китай, который загружают катарские газотанкеры. С 2015 года функционирует нефтяной терминал, но пока для внутренних нужд, трубы в Китай нет. Рамочное соглашение о строительстве глубоководного порта Чаупхью подписано в прошлом году, но твёрдого контракта пока нет. Интересы Китая в Мьянме сводятся к трём вопросам:  порт и ж/д- магистраль в юго-западные провинции Китая, нефтепровод в те же  края  и очень крупная ГЭС на северо-востоке Мьянмы, 90% энергии которой хочет забирать Китай. Почему-то у меня нет сомнений, что Китай продавит нужные решения  и осуществит задуманное. Помнится, что один книжный герой говорил следующее: добрым словом и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем просто добрым словом.  В Мьянме Китай модернизировал эту фразу: добрым словом, деньгами и пистолетом…Ведь каждый раз, когда к власти в Мьянме приходили прозападные политики, как ни как бывшая английская колония, в северо-восточных провинциях страны начиналось мощное повстанческое движение.  Порт и ж/д в Мьянме позволят Китаю перекинуть в Чаупхью примерно 20-25% своего грузопотока, пока идущего через Малаккский пролив, и существенно диверсифицировать поставки энергоносителей.  И в этой ситуации роль канала Кра  существенно снижается, а вот роль Нью Диего Гарсия на южной оконечности Андаманских  и Никобарских островов явно возрастает. Ведь весь китайский грузопоток в Чаупхью и обратно будет проходить вдоль всей этой островной гирлянды.

   В Индокитае есть одна страна, у которой с Китаем очень плохие отношения, так уж исторически сложилось. Это Вьетнам. Не будем забывать, что именно на вьетнамских костях Китай, в самый разгар вьетнамской войны, стал членом Совета безопасности ООН. Это бала плата американцев за то, что Китай практически перерезал сухопутные поставки из Союза во Вьетнам (составы шли по 2-3 месяца). А морские поставки США прекрасно контролировали. Вьетнам это прекрасно помнит. Как и то, что сразу после окончания вьетнамской войны  на китайско-вьетнамской границе начались бесконечные вооружённые провокации Китая под лозунгом борьбы с "малым гегемонизмом". А с декабря 1978 по март 1979 года между Китаем и Вьетнамом шла нормальная войнушка, начатая Китаем,  в которой высокопрофессиональная вьетнамская армия слегка наваляла китайцам, которые в начале февраля 1979 года предприняли генеральное наступление. Вьетнамская война закончилась 45 лет назад, поколение вьетнамских ветеранов постепенно уходит. А значит и острота прежнего антиамериканизма во Вьетнаме постепенно сходит на нет. И США могут этим воспользоваться. Они уже сейчас активно налаживают отношения с Вьетнамом, перенося туда многие предприятия лёгкой промышленности из Китая. Дальний прицел американцев очевиден - вернуть себе Камрань, 300-400 млн. долларов в год, которые запросит Вьетнам, США наверняка осилят.  И тогда Китаю здорово поплохеет, ибо это будет не только шлагбаум на пути из Шанхая в ЮВА и Европу, но и главный противовес строящейся китайской базе на островах Спратли. Государственный разбой на морских просторах не закончится никогда. Просто вспомним панамский танкер, арестованный англичанами в Гибралтаре, ну и пару английских танкеров, которые задержали персы в Ормузском проливе неделю спустя. Именно по-этому, Китай, нанизывая своё "жемчужное ожерелье", продавливает сухопутный проект Великого шелкового пути.


   В нашем ЖЖ принято загадывать загадки. Вот и я решил не отставать от моды. Кто знает, почему китайских туристов так мало на Андаманских  островах? Ведь и лететь в два раза ближе, чем на Мальдивы, и отели нормальные, капитальные, и природа другая – горушки, речушки, а не безводные атоллы с избушками на курьих ножках, как на Мальдивах. Ответы не присылать.


   С геостратегическим соперничеством Китая и США закончили. Теперь пора заняться деньгами.  Денег у Китая существенно больше, чем у США. Китайский ВВП в 13 трлн. долларов имеет монетизацию почти в 200%, итого 26 трлн. долларов ,  Не будем забывать про Гонконг (365 млрд. и 200%), как ни как китайская юрисдикция,  это ещё 0,73 трлн. долларов, весьма неплохой довесок.А у США при ВВП в 20,5 триллионов, монетизация около 95%, что даёт всего 20 трлн. долларов.


   Угрозу потери финансовой монополии в США осознали в конце нулевых годов. И тогда же была выработана политика мелкого щипачества. Страна, получающая серьёзные китайские инвестиции, подвергалась обструкции, в ней находили что-то не демократическое, ну а дальше майдан, хаос, внутренняя междоусобица  и так далее. Свой лучший результат эта практика показала в Ливии. Там обнулились 50-70 млрд. долларов китайских инвестиций. Почти 40 тысяч своих граждан (для сравнения, граждан ЕС в Ливии было примерно 10 тыс. человек) Китай переправил в Афины на арендованных у Греции паромах  и дальше самолётами домой. Эвакуируя  из Йемена людей, не только китайцев, Китай переправлял их на свою базу в Джибути, и  дальше самолётами. Но там масштаб был на порядок меньше. А ведь как хорошо база пригодилась?


   Но практика щипачества  США споткнулась о БРИКС. Ну как, скажите,  устроить заварушку в Бразилии, под каким предлогом? А ведь там почти 500 млрд.  долларов китайских вложений.  Хождение кругами вокруг КНДР тоже ничего хорошего не принесло, два раза флот гоняли, а толку ноль. Последняя проба пера была в Венесуэле. Ну и чего США добились? Только того, что теперь китайские войска из Венесуэлы не выковырять.  Когда Гуайдо заявил, что инвестициям Китая и России ничего не угрожает, ему никто не поверил. Кстати, эти события резко сблизили Китай и Кубу, ведь  в Венесуэле и кубинский спецназ присутствует. Интересно, как США отреагируют на китайскую базу на Кубе?


   То, что тактика щипачества выдохлась, было ясно уже при позднем Обаме. А заменить её было нечем. Остаётся только открытый конфликт с Китаем, на который США и пошли, но уже при новом президенте. Задача США очевидна, по максимуму ограничить китайскую экономическую и политическую экспансию и вернуть Китай в старое русло мировой мануфактуры, которая весь заработанный профит складывает в UST.  Нереалистичность это подхода очевидна, у Китая просто больше денег,  которые нужно как-то распихать по миру. И они готовы работать с любой страной, которая не имеет антикитайских комплексов, вплоть до самых маленьких, от Ямайки до Сербии. Китайцам не нужны бюрократы из МВФ и Мирового банка, они не ставят политических условий, не лезут с рекомендациями, как превратить диктатуру в демократию, их проекты далеко не всегда суперрентабельны. Иногда даже складывается мнение, что обычная рентабельность их не очень интересует, но это не так.  Просто центр прибыли проекта как таковой отсутствует, его нет ни в самом проекте, ни в Китае. Но он есть в китайской экономике, в том концентре сопряженных затрат в метрополии, который будет порождать поток оборудования, механизмов, материалов и даже рабочей силы, необходимых для реализации проекта.


   С моей точки зрения, открытый конфликт с Китаем США с треском проиграли. И дело здесь вовсе не в прокитайском лобби, а в базовых интересах американских компаний.  Фактически точку в открытой фазе конфликта поставило свеженькое заявление  Apple о том, что компания намерена производить свой новый компьютер в Китае.  Боевая риторика закончена, сущностная работа переместилась под ковёр, а ведь Китай не задействовал и трети из своих возможностей давления на США.  Китайский запрет на импорт из США сои и сортированного мусора там как ни будь бы пережили. По мусору это вообще комариный укус,  семь миллионов тонн из 300 млн. тонн, которые США ежегодно порождают (кстати, это самая мусорящая страна в мире)  - это даже не разговор.  В запасе у Китая оставались весьма сильнодействующие меры, начать прессовать и кошмарить американские компании, чьи производства расположены в КНР (http://новости-мира.ru- китай-начинает-шантажировать-айти-гигантов-сша), перестать покупать американские зерновые, там не много, всего 6-7 млн. тонн в год, но это было бы для США крайне болезненно, особенно учитывая, что в 2017-2018 годах  США потеряли арабский зерновой рынок. Ну и джокер в рукаве – запрет на экспорт редкоземельных металлов.  Китай активно захватывал этот рынок в 2006-2008 годах и сейчас контролирует на 95-97%.  После этого США могли бы спокойно останавливать свою электронную и аэрокосмическую промышленность. Ковбойская логика,- ввязаться в драку, а там как получится,- применительно к Китаю явно не сработала.


   У умного читателя на  языке крутится вопрос, а почему среди китайских мер не упомянут  выход из UST?  Ответ, по той причине, что Китай никогда на такой шаг не решится. Просто рассмотрим варианты. Первый, гипотетический. Допустим Китай быстро и успешно, но  с существенными потерями на котировках, вывел свой триллион. Ну и куда он его денет, если в год он и так с трудом распихивает по миру 400-450 миллиардов? Оставит тухнуть в американских банках? Ну и какая разница Трампу, на каких счетах замораживать китайские  авуары, в банках, или в UST?  Второй, близкий к реальности. Китай выбрасывает на рынок  бумаг на 50-100 млрд. долларов, просто посмотреть на реакцию,  пощупать котировки и решить, что делать дальше.  Реакция США на это будет однозначная: остановка торгов и замораживание китайских активов. Другого  не дано. И всё будет сделано в полном соответствии с законодательством США.  А потом будет долгое разбирательство  с подковёрными договорённостями и политическими уступками. Пойдёт ли Китай на такие риски?


   Теперь пора развеять одно устоявшееся заблуждение, о том, что Китай развивался за счёт западных инвестиций. Это не совсем так. Репер 1978 года,- сделка между Згибневым Бжезинским и Ден Сяопином,- это всего лишь начальный импульс, старт новой модели экономического развития. Но никак не долговременный тренд, на который опирался Китай. Реальный долговременный тренд - это гипертрофированная норма накопления в КНР, которая последние десятилетия достаточно устойчиво держится  в районе 50%.  Для сравнения, в России этот параметр 15 лет назад составлял 20-22%, но  сейчас снизился до 10-12%. При этом в США и Западной Европе он вообще отрицательный. С 1978 год в Китай было направлено примерно 1,5 трлн. долларов западных инвестиций. А за последние 12 лет Китай разместил по миру как минимум 5 триллионов, и я думаю, что это заниженная цифра. Ведь по многим сделкам, особенно в сфере военно-технического сотрудничества, никакой информации нет вообще. Вот эта разница, 5-1,5, и есть китайская овеществлённая норма накопления.


   Теперь о том, зачем всё это писано. Ретроспекции нужны для того, чтобы понять логику сторон. И если она становится понятной, то можно экстраполировать её на какую-то перспективу. Логика США очевидна, держать и не пущать. И явных причин, чтобы они её изменили, не просматривается. Китайская логика также понятна, ничего не меняя в своей экономической политике влезть всюду, где только можно. Конфликт здесь очевиден. Но для Китая, именно сейчас, доступна и другая логика. Немного притормозить свои геополитические амбиции и сменить экономическую парадигму.  Для этого Китаю надо перейти от таргетирования на максимум торгового баланса к таргетированию на нулевой платёжный баланс. Это сразу избавит страну и от проклятия положительного сальдо, и от необходимости ежегодно распихивать по миру сотни миллиардов долларов. Такая смена парадигмы займёт 3-5 лет, ибо нужно будет постепенно ревальвировать юань, перейти к устойчивому бюджетному дефициту, перестать тезаврировать золото и начать его продавать, выпустить государственную бумагу с доходностью в 2,5-3,5% (ну и плюс ревальвация). За это время Китай успеет завершить крупные проекты, в первую очередь в Мьянме, разобраться с шагами США, лезут ли они на Андамандские острова и в Камрань, удалось ли им девальвировать свой доллар, как недавно повелел Трамп, ну и т.д. А по прошествии этого периода можно будет оглянуться и решить, стоит ли продолжать, или лучше вернуться к прежней политике.


   Пойдёт ли  Китай на такие перемены? Лично у меня есть большие сомнения. 

   

   К сожалению, мы очень мало знаем о Китае. Наши знания абсолютно поверхностны и опираются на обычную статистику. Мы видим то, что Китай готов нам показать, но не видим и не понимаем сущностные, глубинные процессы, происходящие в Китае. И уж тем более не понимаем их национальный характер и менталитет. Ну, к примеру, что мы знаем о банкротстве китайских компаний или банков? Да ничего, всё под ковром, свои болячки Китай не афиширует. Что мы знаем о китайских олигархах? А ведь там должны быть крутые олигархи. На моей памяти один-единственный раз в прессе мелькнуло имя Ли Ка Шина, который в 2001 году руководил операцией в Панамском канале. Да, в Китае есть свои рейтинги олигархов, но они не убедительны, ибо в них или гонконгские олигархи, как Ли Ка Шин, которые и так всем хорошо известны, либо 30-40 летние подставные фигуры, за спиной у которых наверняка есть реальные кукловоды. Молодому китайцу гораздо легче выучить английский,  чем свой родной письменный китайский. Если выпускник школы знает две тысячи иероглифов, то это очень хороший результат. На банкнотах КНР кроме китайской письменности применяется арабская, латиница, монгольское и тибетское письмо. Люди, говорящие на пекинском диалекте - путунхуа, не понимают китайцев, говорящих на кантонском диалекте. Выпускники западных университетов, а ежегодно в Китай возвращается после учёбы 300-350 тысяч молодых специалистов, даже на путунхуа писать разучились. Во многих компаниях и особенно банках внутренне делопроизводство идёт ведётся на английском, здесь ещё и гонконгское влияние сказывается. Китай - это абсолютно рваная страна, готовая впасть во внутренний раздрай в любой момент. И главная задача китайской компартии, на мой взгляд, это просто удержать страну в руках,  не дать ей скатиться в хаос 20-30 годов, когда каждый областной губернатор имел собственную армию и печатал собственные дензнаки. И не Чан Кайши решал, какие дивизии направить на фронт против японцев, а региональные милитаристы. 

   Китай - это первая страна в мире, которая завела электронное досье на каждого жителя страны - индивидуальный рейтинг граждан (план по созданию социального кредита доверия). И права человека в данной ситуации китайские власти особо не интересуют. А что прикажете делать властям, если в Гонконге бунтуют клерки и студенты, а на Северо-западе активизировалось мусульманское подполье? Просто напомню, в Сирии на стороне боевиков воюет от 3 до 5 тысяч уйгуров, а Синьцзян-уйгурский автономный район, это часть маршрута Великого шелкового пути, где он должен из Китая выскакивать в Казахстан. Перебросить этих боевиков (а это уже дивизия) в Китай достаточно просто, у Афганистана есть общая граница с Китаем, ну и плюс арабские и афганские наёмники. Вот вам и шлагбаум на пути глобального проекта.

  Итак, прогноз. Китай немного поутихнет, но не надолго и не сильно. Совместный полёт китайских и российских стратегических бомбардировщиков тому пример. Американцы будут изыскивать любые возможности, чтобы ограничить китайскую экспансию и китайское влияние на другие страны. Самозванный парламент самозванного президента Гуайдо в Венесуэле уже одобрил пакт об иностранной военной помощи. Готовы ли США направить свои войска в Венесуэлу, что будет означать прямой вооружённый конфликт с КНР на территории третьей страны? В советские времена между СССР и США существовал неявный договор о том, Союз не отправляет свои войска туда, где воюют американцы и наоборот. Готовы ли США и Китай придерживаться этих правил? Скорее всего - да, уж слишком велика взаимозависимость их экономик. Инерционность как политики, так и экономики,  достаточно велики, и выбраться из наезженной колеи непросто. На мой взгляд, самая любопытная ситуация во взаимоотношениях Китая и США сложится в том случае, если Китай продавит канал Кра, а США заберут Камрань.


Китай, США, г 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded