cinecon (cinecon) wrote,
cinecon
cinecon

Categories:

Я перестал их понимать

Я перестал их понимать

  В этом материале речь пойдёт обо всех проблемах сразу, как-то: бюджетное правило, НДС, пенсионная реформа, ОФД – оператор фискальных данных (интернет-кассы), налоги и пошлины на трансграничную интернет-торговлю, ну и поблажки крупным компаниям и банкам с госучастием по перечислению прибыли в бюджет.
  Начнём от печки, что такое «бюджетное правило»? На заре реформ, в 1992-1994 годах, Россия три года жила вообще без бюджета. С принятием Бюджетного кодекса в 1994 году какой-никакой порядок наметился, но никаких «бюджетных правил» кодекс не предусматривал, в нём был законодательно закреплён принцип единого котла. И тут же началась возня лоббистов,- отрежьте нам кусочек пирога и закрепите это в бюджете,- которая закончилась принятием в 1995 году закона о Федеральных целевых программах (ФЦП).  Строго говоря, это была победа бюджета над лоббистами, им сказали: несите нам вашу программу и объясните, почему её должен финансировать госбюджет. Денег в казне всё равно не было, и страсти поутихли. Но шли годы, росли цены на нефть, везунчик М. Касьянов экономно вёл хозяйство и неплохо отбивал атаки силовиков и ВПК. В 2002-2003 годах на счетах Федерального казначейства стали расти переходящие (т.е. не расходуемые) остатки, которые к концу 2003 года приблизились к 10% годового бюджета. И встал закономерный вопрос: а что с этим счастьем делать? Вариантов всего три: создать заначку для Минфина, которая будет расходоваться в кризисные периоды; снизить налоги на бизнес, который, де, начнёт больше инвестировать и расширять налогооблагаемую базу следующих периодов; снизить налоги на население. Последнее отпало сразу, ведь это расширение платёжеспособного спроса и прямая дорога к росту инфляции. Бизнесу доверия нет, Платон Лебедев уже, а Михаил Ходорковский на очереди. Ну и кто тут рискнёт инвестировать, если у любого олигарха в голове только один вопрос – кто следующий.
Так что появление в 2004 году «бюджетного правила» в Бюджетном кодексе, а следом и Стабилизационного фонда при Минфине было объективно обусловлено. Другого решения просто не было. В 2008 году Стабилизационный фонд разделили на Резервный фонд, которым распоряжался Минфин по своему усмотрению, и на Фонд национального благосостояния (ФНБ). Расходование средств из этого фонда шло под присмотром правительства. К началу 2015 года Резервный фонд разбух почти до шести триллионов рублей, но три года санкций, низких цен на нефть и бюджетного дефицита в 1,5 – 2,5 трлн. руб. привели к тому, что с 2018 года РФ был ликвидирован, а остаток в 0,95 трлн. руб.  был переброшен в ФНБ.
Здесь необходим небольшой итог. Жизнь доказала, что решения 2004 и 2008 годов по бюджетному  правилу  и Стабфонду были безусловно правильными. Созданные кубышки позволили России почти безболезненно пережить кризис 2008-2010 годов и санкционный спад 2014-2017 годов.  Очень быстрый рост бюджетных расходов, который отчётливо просматривался в 2004-2008 годах, в 2015-2017 годах полностью прекратился, страна научилась жить практически без заимствований.  И сейчас наступил новый, посткризисный период, который сильно напоминает ситуацию 2004 года. По итогам второго квартала Минфин перебросил в ФНБ почти триллион рублей. Устойчивые цены на нефть (они  не будут падать, это тот уровень, который спасает сланцевые проекты США), растущее сальдо торгового баланса (ЦБ прогнозирует погоду 120 млрд. долл. – уверен, что будет 150), очень резкое сокращение бегства капиталов (по году прогнозирую не больше 50-60 млрд. долл., а недавно было на сотню больше) – вот это сочетание параметров практически гарантирует, что Минфин лопнет от переходящих остатков, которые придётся загонять в ФНБ.  Других мер наше правительство не знает, а ведь они есть. И если их нельзя было применить в 2004 году, то сейчас ситуация совершенно другая. Бизнес хорошо понял, что власть – это помощник, а не рэкетир, и вопрос, а кто следующий, отпал сам собой. Через 10 лет до бизнеса дошло, что имел в виду президент, когда говорил – «замучаетесь пыль глотать». Население, пардон за грубость, замордовано падением реальных доходов. Розничный товарооборот сокращался три года подряд. Для сетевых ритейлеров власть зачистила поляну от всей мелкорозничной торговли, но и они снижают объёмы оборота.  Слоган «хлеба и зрелищ» придуман 2,5 тыс. лет назад.  Со зрелищами у нас, слава Богу, всё в порядке, но ведь народу  хочется и хлеба насущного.
Думается, уже очевидно, в чём похожесть и в чём разница ситуаций 2004 и 2018 годов.  Тогда решение было, по сути, предопределено. Сегодня ситуация совершенно другая.  И что же делает наша власть в текущих условиях? Она делает то, что я перестаю понимать. Она повышает налоги на бизнес и население. При этом бизнес чётко разделён на тех, кто легально может не платить своему собственнику (т.е. государству) дивидендные выплаты, и тех, кому нечем их заплатить, ибо их уже обобрали до нитки. Рост НДС – это налог и на бизнес, и на население. ОФД – это очень хорошая и полезная штука, но это опять налог на население. Рост коммунальных тарифов в 5 раз за 10 лет, это тоже налог на население. Здесь доходит просто до бреда. В одном из регионов ливневую канализацию включили в платежи по ЖКХ по статье «водоотведение». Налоги и пошлины на трансграничную интернет-торговлю опять же налоги на население.
У Оноре де Бальзака в одной из повестей описывается следующая сцена. Старый скряга Гобсек сидит за пустым столом в нетопленной комнате, а в камине лежит горка остывшей золы. Но на самом деле это не зола, а гора золотых монет, присыпанных золою. Если нашему правительству очень хочется, чтобы народ сидел голодный и холодный, а само правительство запрятало бы всё, что у народа отнято, в зарубежные банки, то оно действует абсолютно верно.  Вот только согласится ли с этим сам народ?
Ну и два вопроса, мимо которых никак не пройти: ОФД и пенсионная реформа.
Начнём с ОФД. Смысл этой затеи очевиден. У любого розничного торговца должна быть интернет-касса, прицепленная к местному серверу.  Каждый платёж наличными оформляется чеком и сообщением кассы на сервер о величине выручки. Вечером продавец самостоятельно сдаёт наличность в инкассаторский терминал (на большом рынке их должно быть много), который сверяет свою информацию и объём наличных и зачисляет всю полученную выручку на бизнес-карту продавца. Этой картой продавец может рассчитываться в любом Фудсити по всей стране. Рыночный сервер состыкован с компьютером местной налоговой, ну дальше просто. Меня в этой схеме смущает только одно. Зачем создавать некого посредника между продавцом и налоговой в виде оператора фискальных платежей? Технически этот посредник абсолютно не нужен. И Михаил Мишустин, как толковый компьютерщик, наверняка это отлично понимает. Повесить оборудование и софт на баланс местной налоговой, и нет проблем.  Ведь если посредник всё же возникнет, то он наверняка пить-есть захочет, а может ещё и в сговор с торговцами вступить, и даже что-то украсть.  Моё мнение по этому вопросу следующее. Внедрение фискальных интернет-касс нужно временно отложить, хотя бы на 1,5-2 года, как следует всё додумать (а нужны ли здесь посредники) и хорошо технически подготовиться.  А затем резко, в течение года, внедрить этот механизм в крупнейших городах России. Причём главная цель данной реформы должна быть отнюдь не фискальная, а макроэкономическая. Надо же когда ни будь нужно начинать решать проблему диспропорций в структуре М0, ведь у нас объём наличных в обороте в 6-7 раз превышает остатки на корсчетах коммерческих банков в ЦБ. А в нормальных экономиках ситуация прямо противоположная.
Пенсионная реформа. Не буду объяснять, почему она остро необходима. Всех, кто интересуется проблемой, я адресую к мемуарам Ли Якокки «Карьера  менеджера». В книге он подробно рассматривает ситуацию, в которой оказалась компания Крайслер, когда на каждого корпоративного пенсионера компании приходился всего 1,1 работающий. Смоделируйте эту ситуацию на нашу страну. И хотя пока всё не столь плохо, но в будущем, если ничего не предпринимать, станет только хуже. В 90-е годы западные советники активно пропагандировали в России идею индивидуально-накопительной пенсионной системы, обычно приводя в качестве главного аргумента такую же реформу в Чили при Пиночете. И элемент накопительной системы был у нас бездумно внедрён в 2001 году.  Из 22% пенсионных отчислений только 14% попадает в распределительную систему, а оставшиеся  6% - в индивидуально-накопительную. Очевидная корявость этой схемы стала особенно очевидна в 2015 – 2017 годах, когда правительство забиралось в накопительный загашник.  Попытка правительства создать негосударственные пенсионные фонды была обречена с самого начала. У народа слишком свежи были негативные воспоминания о ваучерных  ПИФах. НПФ, по сути, так и не раскрутились. Даже лучшие из них, созданные под крылом самых крупных компаний, сотрясали различные скандалы. Так что красивая идея создать на базе НПФ длинные инвестиционные деньги попросту провалилась. Самое любопытное в пенсионной реформе состоит в том, что аргументы правительства о том, что пенсии не из чего платить, не выдерживают критики. Ежегодные выплаты ПФ РФ находятся в диапазоне 6,0-6,5 трлн. руб. Устойчивая дыра где-то 2,0-2,5 триллиона. Если просто ликвидировать накопительную часть и разогнать НПФ (накопленные активы пусть раздадут людям), то дотаций потребуется всего 250-300 млрд. руб. в год.  В ФНБ сейчас около 5 трлн. руб. На 20 лет точно хватит. Введите новое бюджетное правило, и всё. Так что проблема ПФ РФ пока точно не арифметическая.  Проблема в том, что ПФ РФ дотационен, а значит, он не выполняет свою главную макроэкономическую функцию – не создаёт в экономике страны длинные, дешевые инвестиционные ресурсы. А создать их можно только одним способом, сократить текущие выплаты так, чтобы ПФ смог накапливать хотя бы по 0,5-1.0 трлн. руб. в год. Вот для этого и нужно повышение пенсионного возраста.
Теперь чуть-чуть теории. Все страны, ну кроме США, держат свои ЗВР по большей части в иностранной валюте.  Наш ФНБ управляется ЦБ и Минфином по стандартной схеме управления ЗВР. Так надёжнее и спокойнее, а главное – полное отсутствие инфляционных рисков. В результате деньги выводятся из страны и на развитие её экономики не работают. Но вот, что существенно. На активы пенсионных фондов (впрочем, как и страховых компаний) это правило не распространяется. Девальвация нацвалюты не ведёт к автоматическому росту обязательств пенсионных фондов. А из этого следует, что активы ПФ РФ (когда они будут созданы) предпочтительно держать в своей стране, в рублёвых инструментах, т.е. деньги остаются здесь и работают на нашу экономику.
Теория закончилась, какая будет практика у нашего правительства мы скоро увидим. Главное, чего я боюсь, это схемы Гобсека.  Отсюда выкачать всё, что можно, и отправить по максимуму в UST и прочие западные акции- облигации. Понять это крайне сложно.
Tags: Минфин, ОФП, ФНБ, пенсионный фонд
Subscribe

  • Второй обвал в США

    Двойной доллар и доклад М.Гудфренда Для начала я акцентирую главную мысль предыдущего поста. Суть противоречий ФРС и Трампа состоит в разных…

  • Трамп и ФРС

    Паника на биржах или как ФРС лечит Трампа О том, что такой сценарий весьма вероятен, я написал вот здесь…

  • Трамп и Клинтон

    Трамп и Клинтон – суть противостояния Чтобы понимать дальнейшее изложение, сначала нужно глянуть сюда:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • Второй обвал в США

    Двойной доллар и доклад М.Гудфренда Для начала я акцентирую главную мысль предыдущего поста. Суть противоречий ФРС и Трампа состоит в разных…

  • Трамп и ФРС

    Паника на биржах или как ФРС лечит Трампа О том, что такой сценарий весьма вероятен, я написал вот здесь…

  • Трамп и Клинтон

    Трамп и Клинтон – суть противостояния Чтобы понимать дальнейшее изложение, сначала нужно глянуть сюда:…