cinecon (cinecon) wrote,
cinecon
cinecon

Category:

грош и алтын

           Грош и алтын

  Это третий, предпоследний материал из цикла, посвященного радикальной реформе международных финансов. Формулировка проблемы и требования к новому расчетно-платежному инструменту изложены в материалах «Основная проблема» и «Техническое задание». Итак, создаем новые мировые деньги.

  Начнем с вопроса конечного покрытия. Им может являться только чистая энергия в любой ее форме – нефть, газ, уголь, электроэнергия, сланцы, даже торфяные брикеты. Все эти продукты имеют общий знаменатель – теплотворную способность. Теперь берем и привязываем один грош к 1000 киловаттчасов электроэнергии или к эквивалентному по теплотворному способности количеству нефти, газа, угля и т.д. и объявляем эту энергию конечным покрытием (обеспечением) одного гроша. Желающие могут поискать иные варианты универсального конечного покрытия, но на наш взгляд это занятие бесперспективно.

  Сразу оговоримся, чтобы не претендовать на эпохальное открытие. Тридцать лет назад очень близкую по содержанию мысль высказал Дж. Сорос в своей книге «Алхимия финансов». В его трактовке мировая резервная валюта должна использовать нефть в качестве обеспечения. Правда, он ничего не сказал об эмиссии. И лишь в этом вопросе у нас есть некий приоритет. Но не будем забывать о биткоинах.

 

Об эмиссии. Эмитировать грош имеют право любые производители энергии (в любой ее форме) при условии, что их продукция в значительных количествах и регулярно поступает на мировой рынок, где и должна оплачиваться именно грошами. При этом цена реальной энергии (1000 киловаттчасов или аналогов) на условиях EXW производителя не может быть выше одного гроша по определению. Если производитель пытается поднять цену выше одного гроша, то его проспект эмиссии просто не утверждается. Понятно, что эмиссия должна быть чем-то ограничена и подконтрольна. Некий орган, национальный или наднациональный, должен поставить штампик на проспекте эмиссии конкретного производителя. Но об этом в последней части.

  В силу требования к грошу о его нейтральности по отношению к нацвалютам в пределах их национальных юрисдикций, грош не должен сужать пространство обращения нацвалют. Следовательно, он является инструментом только международных расчетов. Конечно, на практике возникнут серые схемы, но это уже забота правительств тех стран, где этот процесс проявился.

  Об алтыне. Алтын – это тот же самый грош, с тем же номиналом, точно так же участвующий в расчетах, но его функции существенно шире. Если грош – это оборотные средства, т.е. валюта потока, то алтын – это валюта запаса, абсолютная ценность, причем самовозрастающая во времени. На самом деле, при всей внешней искусственности подобного разделения функций, это очень естественное требование. Оно связано с тем, что оборот данной, конкретной эмиссии грошей любого эмитента всегда должен быть ограничен по времени, скажем, не более года. По экономическому смыслу грош – это товарный вексель, который эмитент обязан погасить своими поставками и вывести из обращения. Если срок обращения гроша истекает, а владелец не успевает его вовремя отоварить, то он может потребовать у эмитента обмена имеющихся грошей на нацвалюту.

  Алтын остается в обращении навсегда, это накопленная чистая прибыль компаний и предприятий, материализованное положительное сальдо платежного баланса какой либо страны и т.д.. Понятно, что постепенно мирохозяйственный оборот будет наполняться алтынами.

  Поясним, почему грош и алтын будут обладать самовозрастающей внутренней стоимостью. За газом и углем лезут все глубже, за нефтью уже 40 лет назад с суши перебрались на море, а теперь готовы залезть даже в арктические льды. В Бахрейне нефть уже закончилась, да и алжирскому газу осталось совсем не долго. На профессиональном сленге производителей этот процесс называется «ухудшением горно-геологических условий». И этот процесс, к сожалению, является абсолютно естественным. Себестоимость добычи энергоносителей постоянно растет, т.е. в нацвалютах энергия постоянно дорожает. Двухдолларовый баррель нефти закончился в 1973 году. Но выраженная в грошах и алтынах цена энергии остается неизменной. Следовательно, эта валюта выполняет функцию номинального якоря абсолютно для всех мировых валют, включая доллар и евро.

   Являясь самовозрастающей стоимостью, алтын прекрасно выполняет функцию денег запаса, функцию резервных денег. Причем для него вообще не требуется какое либо депо в виде UST или бундесоблигаций. Валютные резервы любое государство может хранить самостоятельно, без каких либо рисков санкций и замораживаний.

  Хозяйственный оборот грошей устроен следующим образом. Когда надзорный орган поставил штампик на проспекте эмиссии грошей и алтынов, в оборот попадают только гроши. Эмитент продает их на бирже, клиринговом центре или где-то еще и сам авансирует в нацвалюте свое собственное производство. Далее следует производственный цикл, погашение грошей и завершение отчетного периода. Национальный фискальный орган, быть может, совместно с наднациональным надзорным органом, сравнивают прибыль эмитента за отчетный период и объем эмиссии алтынов. И если прибыль эмитента меньше количества алтынов в проспекте эмиссии, то незаработанные алтыны списываются со счета эмитента. Если прибыль больше количества алтынов, то необходимо увеличить количество алтынов в проспекте эмиссии. Только после этой процедуры эмитированные алтыны попадают в оборот.

  Нельзя нарисовать, можно только добыть, именно так обстоит дело с новой валютой. Причем добыть в самом прямом смысле, лезть под землю, на морское дно, строить АЭС и т.д. Эмиссионный центр, способный рисовать, как США, по 1,5 трлн. долларов в год, отсутствует в принципе. И нет проблемы дележа сеньеража. Фактически алтыны и есть в каком-то смысле сеньераж эмитента, но этот сеньераж не нарисован на компьютерах, а реально заработан в рамках хозяйственной деятельности и он уже заранее был покрыт поставками энергии, которая продавалась за гроши.

  Шлагбаум для финансовых спекулянтов. Не секрет, что американские фонды уже не раз, начиная с сентября 1992 года (атака Дж. Сороса на британский фунт), вызывали финансовые кризисы по всему миру. С появлением грошей и алтынов эту практику несложно будет пресечь на национальном уровне. Для этого достаточно ввести норму о том, что иностранные портфельные инвесторы должны оплачивать свои приобретения только грошами и алтынами. Это сразу же отсекает возможность атаки финансового кулака, который опирается на 30-и, 50-и и даже 100-кратный левередж. Ведь Федрезерв нарисовать брошенные в атаку деньги уже не сможет.

  Прямые инвестиции в долларах или евро запрещать не имеет смысла, но здесь необходимо поставить заслон для отмывочных комбинаций, когда спекулянт покупает за валюту, к примеру, торговый центр, быстро его продает за нацвалюту и таким образом накапливает финансовый кулак для своих неблаговидных целей. По-видимому, законодательный запрет на перепродажу объекта в течение 5-7 лет решит эту проблему. И обратим внимание, государство с помощью этих мер никак не ограничивает движение капитала, оно просто говорит инвесторам-спекулянтам, не надо приходить к нам с плохими, нарисованными деньгами, приходите с хорошими, реально заработанными.

   Здесь можно возразить, что спекулянт скупит энергетические деньги на мировом рынке и зайдет именно с ними. Это его право. Пока он будет вести скупку, курс его нацвалюты к грошам и алтынам существенно упадет, что, скорее всего, сделает бессмысленной всю операцию. Так что пусть скупает, он будет работать на повышение их курса по отношению к нацвалюте спекулянта. Иначе говоря, спекулянт, готовясь начать атаку, будет сбивать курс нацвалюты.

  Проблемы, с которыми придется столкнуться проекту энергетических денег.

  Проблема регулирования уже действующих предприятий и стартапов. С первыми все понятно, механизм обращения их грошей и алтынов мы уже расписали. Вопрос в капитальных затратах и сроках освоения мощностей у стартапов. Можно сделать гроши более длинными, до 4-5 лет. Это понятно. А вот разрешать ли для таких проектов использование алтынов для капвложений? Или в проспекте эмиссии разрешать только выпуск грошей? Скорее всего, решение будет зависеть от качества самого проекта, теоретического ответа на этот вопрос пока нет, и очень похоже, что его не может быть вообще.

  Проблема транспортировки электроэнергии. «Интер РАО» экспортирует зарубеж электроэнергию. Кто эмитирует гроши и алтыны под его объемы поставок? Ведь генерирующих мощностей много, и они отдают всю выработанную энергию в сеть. И чью энергию в итоге продало «Интер РАО» сказать затруднительно. Разрешить «Интер РАО» быть эмитентом не совсем корректно, и здесь требуется какое-то внутриотраслевое решение.

Проблема «плохой энергии». Это ветряки, солнечные батареи, приливные станции. У этих проектов есть риск, что в силу природных причин они не смогут вовремя покрыть энергией свой объем эмиссии грошей. Наверное, на ранних стадиях развития проекта энергетических денег есть смысл подождать, присмотреться к уже существующим объектам, и лишь затем решить, когда им разрешить эмиссию, и в каком объеме.

  Проблема продуктов, в себестоимости которых энергия составляет подавляющую часть. Таких продуктов всего два, но их производство в мире измеряется миллионами тонн. Это аммиак и алюминий. Можно вспомнить еще и высокообогащенный уран, но это особый продукт, оставим его за рамками наших рассуждений. Энергоресурсы для производства аммиака и алюминия всегда внутристрановые, это газ и электроэнергия. Наверное, есть смысл разрешить только этим товаропроизводителям эмитировать энерговалюту. С поставщиками энергии они могут решить вопрос переговорным путем на основе внутреннего законодательства. А вот в проспекте их эмиссии надо предусматривать специальную формулу цены, которая будет разделять энергетические и производственные затраты в процессе производства продукции. Ибо грош и алтын не могут иметь покрытие в виде стоимости, добавленной переработкой. И эту формулу цены необходимо утверждать на весь период обращения эмитированных грошей.

  Проблема страховки. Как мы уже по опыту знаем, АЭС взрываются, нефтяные платформы падают, а шахты рушатся. Кто и как возместит потери владельцам грошей, которые были эмитированы компанией, где случился форс-мажор? Ведь выполнить свои обязательства компания уже не сможет. Очевидно, что здесь возникает эластичность по замене между гарантиями правительств и страховыми технологиями. Серьезный проект на острове Фиджи должен страховаться, у государства не хватит ресурсов на выплату страховки. А крупное государство со значительными резервами может прогарантировать обычный проект самостоятельно.

  Проблема маркировки. Здесь, вроде бы, все понятно. Владелец грошей должен знать эмитента, который обязан этот грош отоварить. А вот алтыны, уже попавшие в оборот, должны быть безымянными. Ведь в момент выпуска их в обращение знак качества на них уже стоит.

  Остается еще проблема контроля. Об этом в следующем материале с названием «Почему Россия?».

 

Tags: сша доллар грош алтын
Subscribe

  • ecworld и его ученики

    Дорогие друзья, присоединившиеся к моему блогу за последние два дня! Среди вас наверняка есть подписчики платного канала ecworld. Он меня только…

  • К 100-летию компартии Китая (КПК)

    Заголовок – это лишь информационный повод для написания материала. Объять необъятное мне не под силу. С этим мог бы справиться Владимир Никифоров,…

  • Протасе́вич и Китай

    Первая мысль, которая приходит в голову после ареста в Минске 25-летнего балбеса – белорусы совсем что ли с ума сошли? На кой чёрт им этот придурок…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments